Потребительский экстремизм

Нас­коль­ко пол­ную ин­фор­ма­цию о про­дук­те произ­во­ди­тель обя­зан ука­зы­вать? Дол­жен ли произ­во­ди­тель пи­сать на ко­роб­ке с тор­том, что по­треб­ле­ние слад­ко­го в из­бы­точ­ных ко­ли­че­ствах мо­жет при­ве­сти к ухуд­ше­нию здо­ро­вья? Или что мы­ло не­льзя есть? Или что в ми­кро­вол­нов­ках ка­те­го­ри­че­ски не­льзя греть или су­шить жи­вых су­ществ? Здра­вая ло­ги­ка подска­зы­ва­ет, что нет - это и так оче­вид­но. Од­на­ко жизнь по­ка­зы­ва­ет, что не для всех это оче­вид­но. На­вер­ное, мно­гие слы­ша­ли дра­ма­ти­че­скую ис­то­рию, как од­на аме­ри­канская ста­руш­ка ре­ши­ла вы­су­шить кош­ку в ми­кро­вол­но­вой печ­ке. Кош­ка по­гиб­ла, а ба­буш­ка по­да­ла в суд на произ­во­ди­те­ля ми­кро­вол­нов­ки. Суд при­су­дил выпла­тить ба­буш­ке большую компен­са­цию, по­то­му что в инструк­ци­ях не бы­ло ска­за­но, что в ней не­льзя су­шить до­маш­них жи­вот­ных. Суд, рассмот­рев де­ло, конста­ти­ро­вал, что бы­ло на­ру­ше­но пра­во по­тре­би­те­ля на ин­фор­ма­цию. Име­ни-фа­ми­лии ста­руш­ки об­на­ру­жить не уда­лось, так же как и дру­гих до­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств этой ис­то­рии, но до­сто­вер­но из­вест­но, что в инструк­ци­ях к ми­кро­вол­нов­кам и не­ко­то­рой дру­гой бы­то­вой тех­ни­ке по­яви­лись преду­пре­жде­ния вро­де «по­ме­щать жи­вот­ных внутрь запре­ще­но».

Рос­сий­ский за­кон о за­щи­те прав по­тре­би­телей при­зна­ет­ся экс­пер­та­ми од­ним из са­мых ло­яль­ных в ми­ре, на­ря­ду с за­ко­ном США. Не­ко­то­рые гра­жда­не поль­зу­ют­ся та­ким ши­ро­ким кру­гом прав недо­бро­со­вест­но, с це­лью из­вле­че­ния вы­го­ды и про­фес­сио­наль­но «тер­ро­ри­зи­ру­ют» произ­во­ди­телей. Они изыс­ки­ва­ют та­кие спосо­бы упо­треб­ле­ния про­дук­тов, ко­то­рые при­чи­ня­ют опре­де­лен­ный вред, и на осно­ва­нии это­го они по­да­ют на произ­во­ди­те­ля в суд, апел­ли­руя к то­му, что тот не предо­стерег «без­за­щит­но­го» по­тре­би­те­ля. Это по­лу­чи­ло на­зва­ние «по­тре­би­тель­ский экс­тре­мизм», и, хо­тя в Рос­сии этот тер­мин за­ко­но­да­тель­но не за­креп­лен, по фак­ту слу­чаи по­тре­би­тель­ско­го экс­тре­миз­ма не­ред­ки.

Од­ним из пер­вых слу­ча­ев в ис­то­рии по­тре­би­тель­ско­го экс­тре­миз­ма в Рос­сии счи­та­ет­ся «де­ло бра­тьев Ал­ма­зо­вых». В 2002 го­ду бра­тья Ал­ма­зо­вы тре­бо­ва­ли с рос­сий­ско­го произ­во­ди­те­ля «Ко­ка-Ко­лы» 100 000 ру­блей за найден­ное в пя­ти бу­тыл­ках про­хла­ди­тель­но­го напит­ка би­тое стек­ло. В про­тив­ном слу­чае по­тре­би­те­ли-шан­та­жи­сты гро­зи­ли компа­нии су­деб­ны­ми ис­ка­ми и по­ро­ча­щей ее ре­пу­та­цию кам­па­ни­ей в прес­се. Од­на­ко произ­во­ди­тель ре­шил преж­де ор­га­ни­зо­вать соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние. В ито­ге вы­яс­ни­лось, что бу­тыл­ки с би­тым стек­лом, яко­бы куп­лен­ные, на самом де­ле бы­ли спи­са­ны как бра­ко­ван­ные, и эти бра­ко­ван­ные бу­тыл­ки бы­ли це­ле­направ­лен­но укра­де­ны с за­во­да «Ко­ка-Ко­лы», где один из бра­тьев ра­бо­тал груз­чи­ком.

На сего­дняш­ний день го­раз­до ча­ще от­ме­ча­ют­ся слу­чаи по­тре­би­тель­ско­го экс­тре­миз­ма в от­но­ше­нии слож­ной тех­ни­ки (в том чис­ле ав­то­мо­би­лей), про­ве­де­нии ре­монт­ных и строи­тель­ных ра­бот, ока­за­нии раз­лич­но­го ро­да услуг (бы­то­вых, ме­ди­цинских, кос­ме­ти­че­ских и про­чих), так­же сю­да мож­но от­не­сти спо­ры с банка­ми и стра­хов­щи­ка­ми.

#юри­сту_по­чи­тать

Оцените материал
Ваша оценка

{{comment}}