9.4.3. Ин­фля­ция и об­мен­ный кур­с

Од­ной из при­чин, по ко­то­рой прогно­зы об­мен­но­го кур­са, рассмат­ри­ва­е­мые в пре­ды­ду­щем па­ра­гра­фе, ред­ко ока­зы­ва­ют­ся точ­ны­ми, яв­ляет­ся тот факт, что в разных стра­нах це­ны на то­ва­ры рас­тут с раз­ной ско­ро­стью. Ины­ми сло­ва­ми, в разных стра­нах разная ин­фля­ция.

Суще­ству­ет двоя­кая связь ин­фля­ции и об­мен­но­го кур­са.

С од­ной сто­ро­ны, учтя раз­ни­цу меж­ду «до­маш­ней» ин­фля­ци­ей двух стран, мож­но по­счи­тать ре­аль­ный об­мен­ный курс и спрогно­зи­ро­вать воз­мож­ную ди­на­ми­ку об­мен­но­го кур­са меж­ду ва­лю­та­ми этих стран.

Инфляция и обменный курс
Ин­фля­ция и об­мен­ный курс

В ка­че­стве при­ме­ра да­вайте про­ана­ли­зи­ру­ем об­мен­ный курс евро к ру­блю в 2002–2019 го­дах. Как раз в 2002 го­ду еди­ная евро­пей­ская ва­лю­та на­ча­ла об­раще­ние в на­лич­ной фор­ме, и ее курс был при­мер­но ра­вен 27 руб. за евро. На­чи­ная с это­го го­да, раз­ни­ца в ин­фля­ции в Рос­сии и в зо­не евро со­ста­ви­ла та­кие ве­личи­ны:

Ин­фля­ция в Рос­сии и в зо­не евро
Ин­фля­ция 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
Рубль 15,8 13,7 10,9 12,7 9,7 9 14,1 11,6 6,8 8,4 5,1 6,8 7,8 15,5 7 3,7 2,9 4,5
Ев­ро 2,3 2,1 2,2 2,2 2,2 2,2 3,3 0,3 1,6 2,7 2,5 1,3 0,4 0,2 0,2 1,5 1,8 1,2

Ис­точ­ник: Ме­ж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд

Ин­фля­цию в Рос­сии в 2002–2019 го­дах мож­но по­счи­тать как 1,158 × 1,137 × 1,109 × 1,127 × 1,097 × 1,09 × 1,141 × 1,116 × 1,068 × 1,084 × 1,051 × 1,068 × 1,078 × 1,155 × 1,07 × 1,037 × 1,029 × 1,045 × 100 % = 484 %.

А ин­фля­цию в эти го­ды в зо­не евро как 1,023 × 1,021 × 1,022 × 1,022 × 1,022 × 1,022 × 1,033 × 1,003 × 1,016 × 1,027 × 1,025 × 1,013 × 1,004 × 1,002 × 1,002 × 1,015 × 1,018 × 1,012 × 100% = 135 %.

Как мы по­мним для то­го, что­бы по­лу­чить ин­декс ин­фля­ции за опре­де­лен­ный про­ме­жу­ток вре­ме­ни, нуж­но пере­мно­жить все ин­дек­сы ин­фля­ции, вхо­дя­щие в этот про­ме­жу­ток вре­ме­ни. При этом, ин­декс ви­да 5 % необ­хо­ди­мо преоб­разо­вать в ин­декс ви­да 1,05 или (1 + 5/100), а ин­декс ви­да - 5 % необ­хо­ди­мо преоб­разо­вать в ин­декс ви­да 0,95 или (1 - 5/100).

Та­ким об­разом, рубль за эти го­ды обес­це­нил­ся в 3,59 (484 / 135) ра­за силь­нее, чем евро, что го­во­рит нам о том, что его «ва­лют­ная сто­и­мость» так­же долж­на бы­ла упасть. Со­от­вет­ствен­но ре­аль­ный об­мен­ный курс евро к ру­блю к на­ча­лу 2020 го­да «в це­нах» 2002 го­да мож­но найти как 27 × 4,84 / 1,35 = 97 руб. за евро.

На самом же де­ле сред­ний курс евро в ян­ва­ре 2020 го­да был при­мер­но ра­вен 69 руб. за евро. Что го­во­рит нам о том, что рас­че­ты на осно­ве ин­фля­ции ско­рее мо­гут по­мочь опре­де­лить сред­не­сроч­ный тренд, а не кон­крет­ное зна­че­ние кур­са.

Од­на­ко меж­ду ин­фля­ци­ей и об­мен­ным кур­сом есть и обрат­ная за­ви­си­мость. Обес­це­не­ние на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты к клю­че­вой для эко­но­ми­ки ино­стран­ной ва­лю­те поз­во­ля­ет прогно­зи­ро­вать ин­фля­ци­он­ную ди­на­ми­ку на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты.

Это свой­ство осно­ва­но на эф­фек­те пере­но­са ди­на­ми­ки ва­лют­но­го кур­са в ди­на­ми­ку цен, так на­зы­ва­е­мом ин­фля­ци­он­ном пере­но­се. На уров­не отдель­ных компа­ний дан­ный эф­фект ра­бо­та­ет в си­лу несколь­ких при­чин[1]. Во-пер­вых, компа­нии бы­ва­ют вы­ну­жде­ны под­нять це­ну при па­де­нии кур­са на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, если в их за­тратах ве­ли­ка до­ля им­пор­та. Во-вто­рых, компа­нии обыч­но учи­ты­ва­ют ана­ло­гич­ное по­ве­де­ние своих кон­ку­рен­тов. Если компа­ния не име­ет большой до­ли им­пор­та в за­тратах, од­на­ко ее им­пор­то-за­ви­си­мые кон­ку­рен­ты вы­ну­жде­ны по­вы­шать це­ну, то компа­ния име­ет большой сти­мул так­же по­вы­сить це­ну. На­ко­нец, в тре­тьих, ре­ше­ние компа­нии об из­ме­не­нии це­ны за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко они мо­гут по­ме­нять це­ну. Это опре­де­ля­ет­ся тем, на­сколь­ко жесткие контрак­ты свя­зы­ва­ют компа­нию с ее кли­ен­та­ми и на­сколь­ко вы­со­ка кон­ку­рен­ция на рын­ке в це­лом.

Для Рос­сии, как и для мно­гих стран, та­кой клю­че­вой ино­стран­ной ва­лю­той яв­ляет­ся дол­лар США. Од­на­ко влия­ние ди­на­ми­ки кур­са дол­ла­ра США на ин­фля­цию в на­шей стра­не в по­след­ние го­ды устой­чи­во сни­жа­лось, что свя­за­но как с со­кра­ще­ни­ем дол­ла­ри­за­ции рос­сий­ской эко­но­ми­ки, так и с пере­хо­дом к ин­фля­ци­он­но­му тар­ге­ти­ро­ва­нию как к глав­но­му прин­ци­пу де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки Банка Рос­сии. По­след­ний раз Банк Рос­сии оце­ни­вал эф­фект ин­фля­ци­онно­го пере­но­са в своих пуб­лич­ных до­ку­мен­тах в 2018 го­ду[2] на уров­не 0,1 на го­ри­зонте 3–6 ме­ся­цев. Это озна­ча­ло, что сни­же­ние в тече­ние го­да но­ми­наль­но­го эф­фек­тив­но­го ва­лют­но­го кур­са на 1% при­ве­дет к по­вышнию го­до­вой ин­фля­ции на 0,1%. Впро­чем, ослаб­ле­ние эф­фек­та ин­фля­ци­онно­го пере­но­са в по­след­ние несколь­ко лет ха­рак­тер­но не толь­ко для на­шей стра­ны, но и для дру­гих раз­ви­ва­ю­щих­ся стран[3].


Спи­сок ис­точ­ни­ков
  1. Оцен­ка эф­фек­та пере­но­са ва­лют­но­го кур­са в це­ны на ми­кро­уров­не. Ана­ли­ти­че­ская за­писка Де­пар­тамен­та ис­сле­до­ва­ний и прогно­зи­ро­ва­ния Банка Рос­сии, Но­ябрь 2017. http://www.cbr.ru/con­tent/doc­u­ment/file/27763/ana­lytic_note_171108_dip.pdf  ↩

  2. «Доклад о де­неж­но­кре­дит­ной по­ли­ти­ке»,№ 3 (23),сен­тябрь 2018. http://www.cbr.ru/Col­lec­tion/Col­lec­tion/File/7822/2018_03_ddcp.pdf  ↩

  3. Те­ма­ти­че­ский доклад Евра­зий­ско­го банка Раз­ви­тия «Эф­фек­ты­пере­но­са ва­лют­ных кур­сов­на ин­фля­цию в стра­нах– участ­ни­цах ЕАБР». Июнь 2019. ht­tps://eabr.org/ana­lyt­ics/spe­cial-re­ports/ef­fekty-per­en­osa-valyut­nykh-kur­sov-na-in­fly­at­siyu-v-stranakh-uchast­nit­sakh-eabr/  ↩

Оцените материал
Ваша оценка

{{comment}}